Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

В историческом контексте

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • В историческом контексте

    О чём: Перспективы процесса познания в историческом контексте и возможная роль в этом феномена сознания.

    Вступление

    Как известно, научное познание - это процесс выдвижения и опровержения гипотез. Чем больше гипотез выдвигается и чем больше их опровергается, тем полнее и точнее знание. То есть любая научная теория - это, по сути, пока ещё не опровергнутая гипотеза, выдвинутая в контексте движения фундаментальной науки к "окончательной" теории, описывающей все истинно фундаментальные или, по-другому, элементарные сущности и процессы физического мира. Каждая новая научная теория на этом пути, описывающая реальность всё более точно и более полно, опровергает множество других теорий, делающих это менее точно и менее полно.

    Например, теория тяготения Ньютона, имеет более узкие границы применимости, по сравнению с ОТО. То есть при приближении к этим границам теория Ньютона всё менее отражает объективную реальность. Однако, если предположить, что ОТО именно "опровергает" теорию Ньютона - то есть делает её неверной, то и ОТО можно заранее считать неверной, так как и ОТО также имеет свои границы применимости.
    Другими словами, если реальность такова как в теории Ньютона, то его теория будет абсолютно точна и полна. Однако реальность несколько другая, поэтому теория Ньютона не описывает её полностью и с абсолютной точностью, а понятийный аппарат теории подразумевает возможное несовпадение смысла используемых понятий с реально происходящими процессами. То есть теория Ньютона, как и любая другая "не окончательная" теория, подразумевает неточность не только "количественную", но и "качественную".

    Следовательно, утверждать, что ОТО "опровергает" Ньютона было бы неверно. Но можно утверждать, что в некоторых обстоятельствах использовать теорию Ньютона менее разумно, по сравнению с ОТО, так как она не способна отразить реальность с точностью, необходимой для воссоздания некой опытной цепочки действий. То есть можно утверждать, что в самом общем смысле разумность применения любых теорий определяется по отношению к опыту субъекта.

    Хоть и неточно, но и теория Ньютона, и ОТО описывают реальность, а не являются выдумкой. Однако можно ли утверждать, что существует некая "выдумка", которая абсолютно не точно описывает реальность, то есть вообще не применима к реальности, не имеет никаких границ применимости? Очевидно нельзя, так как любая фантазия, точно также как и любая научная теория, в своей сути является "авторской" интерпретацией собственных ощущений, полученных в "этой" реальности, а не в какой-либо ещё.

    Следовательно, если любое знание в той или иной степени отражает реальность, можно говорить только о границах применимости знания, в которых его использование будет разумным или не разумным. Таким образом, любое знание, будь оно гипотезой или теорией, независимо от того было ли в его основании стремление описать реальность или, наоборот, творческое стремление её выдумать, выразить "по-своему", имеет единый "элементарный" метод верификации - это мнение субъекта о разумности применения данного знания в неких условиях.

    Разумность определяется по отношению к опыту субъекта. Однако опыт у всех разный, отражая и некоторую индивидуальность врождённых качеств, и некоторую индивидуальность условий жизни, а значит и разумное, и неразумное понимается каждым по-своему. Если так, то "минимально разумное" знание разумно только в границах опыта одного субъекта, - отражает только его личные особенности опыта. "Максимально разумное" знание считается разумным каждым субъектом, - отражает обобщённые стремления, присущие всем субъектам.

    Таким образом, интерпретационная составляющая, принципиально присутствующая в любом знании, означает, что какое знание считать более, а какое менее разумным в тех или иных условиях, в том числе, и насколько знание соответствует или противоречит реальности, изначально решает только соглашение субъектов, а не некие, выделенные априори, "научные" или иные методы или принципы.
    Другими словами, если все точки зрения могут быть субъективны, разумно придерживаться мнения большинства - но, в то же время, в контексте собственного опыта, так как статистическая выборка, чем по сути является мнение большинства, также не есть истина априори и любое самое "подавляющее большинство" может быть не право.

    Однако разумность, согласие и личное мнение в качестве отправных точек определения верного знания, вместо выяснения его соответствия реальности, по-видимому, принижает значение экспериментальных методов. Которые, как зачастую считается, только и позволяют достоверно выделять объективное из субъективного. Но, может быть, такое "принижение" оправдано?

    Накопление опыта каждым отдельным человеком, также как и всем человечеством - это процесс уточнения способов удовлетворения инстинктивных потребностей под нюансы окружающего. Для чего необходимо иметь по возможности точное представление и об окружающем, и о потребностях, в результате чего будет возможно их точно соотносить. Другими словами, прогресс взаимосвязан не только с "простым" накоплением знаний, но и со всё более точным разделением ощущений объективного мира, в котором потребности удовлетворяются наиболее полно, и ощущений субъективного мира, где потребности возникают.

    Однако в таком разделении есть сложности. Дело в том, что сами по себе ощущения не имеют смысла, то есть не означают для субъекта никакой перспективы. В результате, понимание смысла ощущений возникает как субъективная интерпретация их динамики, имеющая в основании врождённое направление реакций. Которое, тем не менее, также нельзя считать в полной мере "объективным направлением", ввиду некоторой индивидуальности врождённого.
    Таким образом, научиться различать субъективное и объективное совсем не такая простая задача, как это может показаться с нынешних позиций. А также, возможно, "нынешние позиции" не есть вершина познания в этом вопросе.

    Направление поведение зависит от контекста условий, обобщающего те или иные признаки окружающего и их опытную перспективу. Что позволяет определять общее направление поведения даже по минимуму знакомых параметров. По мере развития ситуации поведение всё более уточняется, в конечном итоге или приводя к удовлетворению потребности или нет. Отрицательные и положительные итоги корректируют смысл и границы применимости контекста - например, водитель-лихач будет находить всё больше возможностей нарушать правила, пока штрафы, аварии или иные подобные обстоятельства не заставят его быть осторожнее.

    Смысл контекста не изменяется сразу, так как, чем более общий контекст, тем более общее направление поведения он определяет, из-за чего каждый отрицательный или положительный итог - это итог только некого частного направления из множества возможных, например, один штраф не изменит поведение лихача на дороге. Но, в то же время, чрезвычайно удачные или неудачные итоги могут сразу значительно изменить границы применения контекста, так же, как и самый незначительный итог, по достижениии некого критического уровня.

    Смысл самого общего контекста, то есть понимание наиболее общей перспективы окружающего, отражается на смысле всего поведения и, в частности, на принципах и методах познания. Такое общее отношение к реальности можно назвать метафизическим контекстом или метафизической парадигмой восприятия реальности, так как по сути это представление о наиболее фундаментальных принципах существования природы, элементарных основаниях бытия. По мере накопления человечеством опыта и способности всё более точно отделять объективную реальность от её субъективной интерпретации уточняется и метафизический контекст, каковые процессы имеют свои этапы и особенности.

    Продолжение ниже
    Последний раз редактировалось Эр-И; 11.10.2013, 04:02 AM.

  • #2
    Re: В историческом контексте

    Прошлое

    Религия

    Для человека привычно переносить принципы и задачи своего существования на окружающее - считать, что оно ему мешает или помогает, взывать к нему о помощи, верить в приметы. Причина этого, во-первых, в развитой у человека потребности в социальном взаимодействии, во-вторых, в развитых ассоциативных возможностях, отражённых в способности подмечать и обобщать в едином контексте даже неявные взаимосвязи окружающего, в том числе и субъективные.
    Поэтому на заре человечества, в отсутствии знаний, ограничивающих эти особенности восприятия, для человека было вполне естественным считать природу такой же живой как он сам и обобщённой с таинственными и могущественными силами, управляющими ею, как им самим управляли желания, причины которых также казались таинственными - например, этические, половые.
    Другими словами, отсутствие чёткого разделения субъективного и объективного в сознании человека, заставляет придерживаться наиболее разумной, в условиях отсутствии знаний, интерпретации смысла окружающего - "я существую, я такой, значит и всё существующее такое как я". Что отразилось в первых религиозных верованиях - анимизме, тотемизме и т. д.. А также в методах познания и обоснования верного знания.

    Так как природа не существовала самостоятельно, а о воле высших сил можно только догадываться, то целенаправленное познание не имело смысла. Которое, в результате, заключалось в случайном подмечании взаимосвязей внутреннего и внешнего мира и толковании их с позиций собственного мнения о воле высших сил, без осознанной цели найти явлениям "естественные" причины в нынешнем их понимании.
    Тем не менее, несмотря на выраженную субъективность подобных методов, религия является первой попыткой осмысления природы, норм и задач собственного существования, на качественно ином, недоступном для животных, уровне.

    "Религиозный" контекст отражался в иерархическом характере знания, методика разделения которого на верное и неверное основывалась на толковании авторитетных источников и подразумевала градацию: наиболее истинным источником считалась религия, так как она объясняла "настоящую" сущность реальности и основные задачи человека; в контексте которой истинными были и обычаи предков, так как знание, существующее длительное время, очевидно соответствует воле высших сил и поэтому верно. С тех же позиций носителями истины могли считатся и люди высших каст и сословий, так как их положение уже само по себе говорило об избранности богами.

    Философия

    Постепенное развитие технологий вело к изменению метафизического контекста смысла окружающего - природа стала казаться созданной, как сам человек становился всё более умелым инженером. "Созданность" означала отличие "создателя" от созданного им мира, тем самым подразумевая возможность исследовать его устройство.
    Развитие технологий также означало появление всё большего числа равных по положению людей, обладающих достатком и свободным временем. В этой среде естественным образом возникают условия для рассуждений и дискуссий на различные темы. Победитель которых - человек, способный убеждать, обладающий ораторскими способностями, имеющий определённую и целостную систему взглядов, станет пользоваться повышенным авторитетом и поэтому иметь относительно более высокое качество жизни. Что становится стимулом для появления философии - концептуальных учений о природе, бытии. В которых, отражая особенности пока ещё только наиболее общего восприятия реальности, мир состоял из взаимодействующих "стихий" - ещё только "качеств" реального мира.

    Как считается, философия возникла около VI века до н. э. в наиболее развитых индийской, китайской и греческой культурах. Однако впоследствии, вероятно по причине более разномодальной природной составляющей, определившей такую же многополюсную и конкурентную составляющую социальную и политическую, западная цивилизации обогнала восточные и, хотя и воспринимая отдельные знания других культур, развивалась самостоятельно. По этим причинам дальнейшее повествование также можно ограничить событиями западного мира.

    При прочих равных, наилучшим образом убеждает "логичность" оратора, то есть "очевидная разумность" его высказываний - в результате возникает представление о логике, как способе вывода утверждений из предпосылок - "науке о правильном мышелении" (с древнегреческого). Подмечается, что ощущение логичности - это также ощущение поведения, удовлетворяющего потребности в наилучшем соответствии с обстоятельствами реальности. В результате, логичный вывод, полученный в размышлении, начинает восприниматься как также отражающий реальность.
    Таким образом, отличительной чертой философии, в сравнении с религиозным методом, становится уже не стремление соответствовать в выводах духу и букве авторитетного источника, а выраженное стремление к логичности.

    Однако, "самостоятельная" реальность и независимость логического суждения от авторитетов, тем не менее не позволили древним философам сделать те же логические выводы и пойти далее метода определения верного знания только по ощущению его логичности. Дело в том, что для верного логического вывода необходимы, по крайней мере, верные предпосылки.

    В то время считалось, что субъективный мир - это равноправное продолжение реальности. Например, Демокрит, развивавший атомистическое учение, считал, что из "атомов" состоит не только материя, но и идеи, он также полагал, что во сне с человеком говорят боги. По мнению Платона, познание - это воспоминание души об идеях, которые она созерцала до соединения с телом.
    Другими словами, грань между субъективной реальностью, где многое изменчиво и неявно, и неизменно существующим объективным миром, не имела ещё достаточной чёткости. В результате такие сущности как - душа, идеи, цели, формы и т. п., казались философам вполне реальными.
    Как следствие, когда мир существует в равнозначных ипостасях "бытия" и "смысла", из которых в ощущениях стабильно воспроизводится только одна, то и методы обоснования знания не могут основываться на эксперименте. Если кажется, что явления могут быть недоступны стабильному воспроизведению, эксперимент и наблюдение не имеют решающего смысла. В то же время вполне размно считать, что истину можно найти только в размышлении, где "бытие" и "смысл" сходятся.
    Например, в учении Аристотеля - одной из самых масштабных фигур античной философии, отправным пунктом познания утверждается наблюдение, однако истинное знание, как он считал, может достигаться только благодаря деятельности ума, способного к созерцанию высших принципов знания непосредственно.

    Тем не менее, если в самой глубокой древности, "живая" природа, существуя в контексте задач человека, в процессе определения верного знания сравнивалась с теми же задачами человека или, другими словами, - конкретное "поведение" природы в виде тех или иных явлений толковалось в соответствии с "каноническими" представлениями об общем смысле её "поведения", что фактически подразумевало "двойную" интерпретационную составляющую в знании. То в античной философии природа существует уже более-менее самостоятельно, хотя для определения реального всё так же сравнивается только с опытом субъекта, а не с самой природой.

    Так продолжалось более 2000 лет.

    Продолжение ниже
    Последний раз редактировалось Эр-И; 10.10.2013, 10:05 PM.

    Комментарий


    • #3
      Re: В историческом контексте

      Наука

      Дальнейшей эволюции методов познания наиболее способствовали астрономические исследования.
      Согласно учению Аристотеля, на протяжении тысячелетий бывшего общепринятой космологической теорией, мир напрявлялся богом и делился на "подлунный", лежащий в центре Вселенной, беспорядочный и подверженный тлену, и "надлунный" - идеальный мир. Геоцентрическую космологию Аристотеля дополняли расчёты движения планет, сделанные Птолемеем.
      Однако первые наблюдения космоса, проведённые Галилеем, усовершенствованной им "зрительной трубой" - телескопом, в самом начале XVII века, привели к появлению сомнений в космологии Аристотеля. Открывшиеся огромные расстояния и отсутствие близкого идеального мира представляли бога как творца более масштабного, а значит, и более умелого, запустившего движение скорее совершенного механизма, чем неопределённого бытия различных "качеств".
      Представлению о механистическом мире способствовала и неизменная воспроизводимость всё более усложняющихся прикладных технологий, что всё более явно контрастировало с изменчивым внутренним миром человека. В результате чего весь набор субъективных феноменов постепенно перестал восприниматься как равноправное продолжение объективной реальности - в новом понимании реальное всё более утверждалось как только стабильно воспроизводимые ощущения. Разделение мира на объективный физический и исключительно личный - "духовный" мир, который только подразумевает свою некую "реальность", но фактически ей не считается, становилось всё более чётким.

      Очевидно, что механистичный мир предполагает точные законы, которые можно попытаться понять. И выразить их математическим языком, уже не только потому, что бог создал мир "мерой, числом и весом", но и потому, что механические взаимосвязи сами по себе наглядны и логичны - то есть строго детерминированы, исключительно не случайны.
      Очевидно также и то, что в механистичном мире бог не нужен для описания его законов, являясь самым общим - наиболее "элементарным" из них, открывающимся только в некотором "пределе" познания, а не в процессе. Что способствовало отделению религии от познания реального мира и, в конечном итоге, исключению упоминания бога из научных теорий.

      Новое понимание реальности означало и новое понимание разумных методов верификации. Если явления протекают "сами собой" по определённым и неизменным законам, не имеющим принципиально скрытых параметров, и если эти законы можно понять, то очевидно, чтобы подтвердить верность гипотезы, нужно просто понаблюдать или практически воспроизвести изучаемую "часть" природного "механизма" - провести эксперимент.
      В результате, в кругу учёных основной базой для получения новых знаний постепенно стали считаться наблюдения и эксперименты, а не логические спекуляции или толкование авторитетных источников. Например, Лондонское королевское общества, созданное в 1662 году, впервые провозгласило целью "совершенствование знания о естественных предметах и всех полезных искусствах с помощью экспериментов, не вмешиваясь в богословие, метафизику, мораль, политику, грамматику, риторику и логику".

      Приблизительно в одно время с Галилеем Кеплер приходит к выводу, что орбиты планет не круговые, как ранее считал Коперник (из-за чего его гелиоцентрическая модель - 1543 год - давала худшие предсказания, чем общепринятая геоцентрическая, и не признавалась многими известными учёными того времени), а эллиптические. Что позволило Кеплеру сделать астрономические предсказания в точности подтвердившиеся в 1631 году. Затем, в 1666 году, Гук предположил, что для обяснения эллиптических траеторий планет достаточно только одной силы, вместо трёх - как ранее полагал Кеплер. В этом случае траектории планет являются сочетанием их падения на Солнце под действием силы его притяжения и одновременно движением планет по инерции по касательной к траектории. Через 20 лет после Гука Ньютон математически связал открытый им закон тяготения с траекториями планет, рассчитанных Кеплером. Более того, Ньютон первым сделал вывод, что сила тяжести действует между любыми телами, что движением планет и падением яблока управляет одна и та же сила.
      В итоге, наблюдения окончательно сошлись с теоретическими выкладками в единой и богатой проверяемыми предсказаниями концепции, наглядно подтвердив разумность экспериментальных методов. В то же время, некоторые несоответствия движения планет и предсказаний теории Ньютон, всё ещё в духе времени, а также в духе самого Ньютона, объяснял тем, что бог постоянно подправляет созданный им мир - полагая, что никакие более точные теории уже невозможны.

      Постепенное накопление опыта и соответствующее уточнение метафизического контекста, явилось тем звеном, которое впервые определило познание как в наивысшей степени разумную цель существования человека. Механистическая, самостоятельно существующая и воспроизводимая реальность предопределяла очевидную важность познания, которое теперь казалось не просто возможным, но и способным приносить явную практическую пользу, так как экспериментальный метод проверки предполагал прямое отражение теоретического знания в прикладной плоскости.
      Что с наглядностью подтвердилось в возросшей точности календарей и положило начало современной науке и её объединию с широкими слоями населения, бизнеса, политики, способствуя её популярности. Со временем, в конце XIX века, возникает и профессия учёного. В свою очередь, поддержка церковью устаревших теорий показывала, что мнение церкви и реальность не обязательно одно и то же, снижая её авторитет, по крайней мере, в научных вопросах. Всё чаще наблюдая как вчерашняя теория, казалось бы, отвлечённая от потребностей обычного человека, сегодня помогает поднять качество жизни, человек естественным образом проникался пониманием важности науки и разумности экспериментальных методов для получения верного знания.

      Таким образом, можно заметить, что изначальный и самый глобальный метафизический контекст "живой" реальности, уточняется до контекста "созданной" и "логичной" реальности, состоящей из сущностей, имеющих, в основном, только качественные свойства, и затем "механистичной" реальности, имеющей точные количественные соотношения и конкретные детали - как подробности картины уточняются по мере приближения к ней.
      Соответственно уточняется и граница между субъективным и объективным, и методы достижения верного знания, позволяя получать его всё более точно соответствующим реальности. Но в то же время, сохраняя "историческую" последовательность процесса уточнения. Например, любая научная теория начинается с толкования предположения в контексте предыдущих знаний, логических спекуляций и затем уже "окончательно" подтверждается наблюдением или экспериментом.

      Выводы выше, вероятно, дают основания считать, что, возникнув, экспериментальный метод отменяет нужду в религии и философии как явлениях культуры, обесценивая их смысл с точки зрения познания. Однако, чем шире круг познанного, тем более обнаруживается непознанного (и хочется надеяться, что эта закономерность никогда не потеряет справедливости). Это значит, что всегда будет востребован анализ ещё неизученного - взгляд вперёд или назад с самых общих гипотетических позиций "качественного" логического рассуждения. Или анализ аксиоматических оснований знания - наука не может обосновывать сама себя и нужны некие аксиоматические критерии, выходящие за поле научного, проверяемого. Например, критерий фальсифицируемости, в нынешнем понимании отделяющий научные - принципиально проверяемые утверждения от не научных - непроверяемых, был сформулирован известным австрийским и британским философом науки К. Поппером.
      И наконец, один из вариантов самого общего основания всей возможной реальности, бытия мира и человека, сообщает религия, которая может быть востребована в этом качестве. Например, Макс Планк - основоположник квантовой физики, лауреат Нобелевской премии, профессор Берлинского университета, священник (пресвитер) конгрегации в Груневальде - в своей статье "Религия и естествознание" высказывает такую точку зрения: "Религия и естествознание не исключают друг друга, как кое-кто ныне думает или опасается, а дополняют и обуславливают друг друга. Ибо насколько знания и умения нельзя заменить мировоззренческими убеждениями, настолько же нельзя выработать верное отношение к нравственным проблемам на основе чисто рационального познания."

      Помимо астрономических открытий и других научных достижений, Галилей считается одним из основателей механицизма, рассматривая мир как гигантский механизм, а экспериментальные методы - основным способом достижения объективного знания. В силу своего значительного авторитета, Галилей чрезвычайно способствовал этому новому пониманию, за что Эйнштейн, например, назвал его "отцом современной науки".
      Однако, необходимо заметить, что ещё в XIII веке епископ Гроссетест и монах Бэкон призвали к созданию экспериментальной науки, которая на математическом языке сможет описать природные явления. Тем не менее, мнения отдельных личностей или отдельные результаты, противоречащие контексту всего опыта социума, в котором, конечно, существуют и учёные, не могут привести к его мгновенному изменению.
      Более того, знание, полученное вне принятой парадигмы обоснования - в то время когда эта парадигма ещё очень "сильна", может казаться очевидно ложным или даже опасным, вне зависимости от его "реального соответствия реальности" - ведь "реальная реальность" человеку неизвестна, а значит и ориентироваться человек может только на собственное мнение и мнение принятое в обществе.
      Например, несмотря на нынешнюю очевидность наблюдений Галилея, в прошлом их очевидность была под большим вопросом, так как, как показано выше, наблюдение считалось доказательством менее важным, чем логический вывод и авторитетный источник - наиболее авторитетным из которых тогда была религия и церковь. Поэтому, когда церковь, придерживаясь вполне разумной в то время, аристотелевской точки зрения, стала отрицать выводы Галилея, многие учёные посчитали это достаточным основанием для такого же их отрицания.

      Продолжение ниже
      Последний раз редактировалось Эр-И; 11.10.2013, 05:01 AM.

      Комментарий


      • #4
        Re: В историческом контексте

        Религия в прошлом имела фактический статус основания всего общественного уклада, санкционируя нормы и задачи социального поведения именем высшей силы. Непосредственным проводником просоциальных ценностей являлась церковь, к тому же в то время выполняющая множество других социально полезных функций (школы, университеты, больницы, приюты - всё это изначально было в ведении церкви). Поэтому противоречие мнению церкви, обладавшей огромным авторитетом, широкими слоями общества и самими священнослужителями могло восприниматься как в той или иной степени несогласие с ценностями социума в их самых важных положениях. В то же время, знания, полученные в контексте религиозных представлений, могут отличаться от научных. Поэтому, до тех пор пока сама наука не завоевала популярность, наглядно показав человеку новые возможности в удовлетворении потребностей, её "подчинённое" религии состояние и столкновения с ней были неизбежны. Те же столкновения происходили у религии и с философией, однако, не выработав действенных методов познания, сама по себе философия не могла отменить гегемонию религии в определении "окончательных" истин.

        Настоящее

        В настоящее время реальность считается вероятностно-детерминированной. В первой четверти XX века была разработана квантово-механическая теория, описывающая реальность на уровне микромира. Согласно квантовым законам, объектам присуще вероятностно-волновое распределение в пространстве. То есть любой объект одновременно находится во всей Вселенной, в то же время, вероятность (плотность вероятности) обнаружить объект в данное время в конкретной области пространства распределяется по волновому принципу. Например, вероятность нахождения массивных или высокоэнергичных объектов, в конкретной и области пространства очень высока, по сравнению с вероятностью их нахождения в других областях Вселенной, из-за чего непосредственно наблюдаемый человеком макромир выглядит стабильно существующим и детерминированным.

        Таким образом, представление о механистичной детерминированной реальности - текущее состояние физической системы полностью и однозначно предопределяет её будущее состояние, уточняется квантовым подходом - текущее состояние системы содержит в себе бесконечное количество возможных вариантов её будущего состояния. Следовательно, если законы макромира подразумевали возможность точного вычисления значения физической величины (координаты, импульса и прочих), то уточнение реальности до всё более тонких "нюансов" показало: на самом деле можно вычислить лишь вероятность того, что физическая величина будет иметь то или иное значение в тот или иной момент времени.

        В момент измерения происходит коллапс волновой функции объекта, то есть вместо одновременного существования во всём объёме вселенной, объект мгновенно "остаётся" только в конкретной области взаимодействия с наблюдателем (с измеряющим прибором). Но в любой момент до наблюдения или в любой момент после него объект может находится где угодно. Поэтому, до наблюдения объекта или сразу после него, вопрос о местонахождении объекта фактически не имеет смысла. К примеру, толкнув друг на друга два чугунных ядра и зная их начальную скорость, массу и другие необходимые параметры, можно ожидать, что они встретятся, независимо от наблюдения за ними, однако на самом деле, с ненулевой, хотя и непредставимо ничтожной вероятностью они могут не только не встретиться, но и мгновенно оказаться в разных концах Вселенной.

        Коллапс волновой функции, то есть выбор варианта состояния, происходит мгновенно. Однако ничего мгновенное невозможно, никакой физический процесс не может происходить быстрее скорости света. Следовательно коллапс волновой функции "не физичен", то есть не вызыван физическими силами. Другими словами, вероятностное распределение объектов, описываемое волновой функцией, не есть следствие действия на объекты физических сил. Что отменяет очевидный в макромире принцип локальности, согласно которому на объект можно влиять только через его непосредственное окружение, то есть через физические взаимодействия.

        Если выбор варианта не детерминирован какими-либо физическими взаимодействиями, то есть не имеет физических причин, которые могли бы повлиять на него в какой-либо момент времени, то следовательно выбор происходит абсолютно случайно непосредственно в момент наблюдения (до которого все возможные варианты "находятся" в состоянии суперпозиции), что убедительно подтвердили опыты по проверке неравенств Белла. Тем самым квантовая теория отправила в прошлое и принцип реализма, согласно которому физическая величина имеет реальность - конкретное значение ещё до наблюдения, а наблюдение (измерение) позволяет только это значение выявить. Преопределённой, оказалось, является лишь вероятность того или иного значения.

        Коллапс волновой функции означает мгновенный выбор какого-либо из множества возможных состояний объекта. Следовательно объекты, имеющие общую волновую функцию должны мгновенно коррелировать друг с другом - выбор состояния одним объектом должен означать, что мгновенно выбор состояния сделан и другим объектом, независимо от расстояния между ними. Однако, если выбор варианта состояния происходит абсолютно случайно в момент измерения, значит объекты не могут быть скоррелированы заранее до измерения первого объекта. В то же время, расстояние и мгновенность корреляции между объектами не позволяет согласовать выбор второго с выбором первого путём физического взаимодействия между ними. Тем не менее, корреляция всё же происходит, что подтверждают опыты с запутанными частицами (в том же комплексе опытов по проверке неравенств Белла). То есть "нефизическая" корреляция между объектами может происходить мгновенно, независимо от расстояний.

        Однако нефизичность квантовой корреляции не позволяет применить её для предачи информации. Все изменения в физическом мире происходят посредством физических взаимодействий, поэтому, если у процесса нет физических причин, то нельзя и скорректировать его в соответствии с собственными желаниями, то есть нельзя передать информацию. Образно говоря, информация "передаётся" (корреляция происходит), но только та, которую "захочет" передать сама частица, а её "волю" можно только приблизительно толковать, но точно знать нельзя. Например, подбрасывая "квантовую" монету, принципиально невозможно точно предсказать как она упадёт, поэтому мгновенная корреляция результата с другой монетой, находящейся как угодно далеко, никакой информации передать не позволит.

        В результате такой "странности" физики корпускулярно-волнового дуализма, возникает и некоторая неоднозначность в нынешнем метафизическом контексте. Например, помимо, представленной выше, и наиболее популярной Копенгагенской интерпретации явлений микромира, есть множество других интерпретаций, подразумевающих в том числе и сохранение детерминизма, однако на данный момент они нефальсифицируемы.

        Будущее

        Из описания выше, можно заметить: несмотря на то, что сами по себе ощущения в древности и в нынешнее время остаются неизменными, понимание субъективного и объективного меняется. Следовательно, способность выделять объективное из субъективного изменилась только за счёт накопления опыта. Можно сделать вывод, что по мере накопления опыта, граница между субъективным и объективным, по-видимому, будет и дальше всё более уточняться.

        Тем не менее эта граница никогда не сможет быть проведена абсолютно точно, так как полнота знания не может быть доказана - для этого, например, необходимо будет доказать точное знание всего будущего и прошлого. Таким образом, любые научные теории и любые знания вообще, даже самые очевидные, могут содержать субъективную составляющую во всех своих параметрах и аспектах. Следовательно субъективную составляющую может содержать и представление о значении эксперимента или наблюдения для исследования природы, определения объективного знания.

        Можно возразить, что, несмотря на принципиальную неполноту знания, именно эксперимент и наблюдение позволяют к ней приближаться, то есть познавать объективную реальность. Однако, на самом деле, это не следует ни из каких априорных принципов, поэтому значение и необходимость самого эксперимента и наблюдения, и вообще, смысл, методы и саму возможность какой бы то ни было верификации определяет метафизический контекст смысла реальности, зависящий от опыта, накопленного в данной социальной группе, обществе, культуре. Из чего следует, что дальнейшее накопление опыта может изменить и нынешний метафизический контекст, соответственно изменив значение экспериментальных методов.

        Однако, может быть, полнота знания не обязательна, чтобы точно отделять возможное от невозможного, объективное от субъективного? Достаточно, например, выяснить элементарные основания реальности и построить "окончательную" теорию, после чего с её помощью определять, что фантазия, а что нет. Если в этом поможет эксперимент и наблюдение, можно быть уверенными в их "окончательности" и "абсолютной разумности".

        Тем не менее, точное знание элементарных оснований реальности равносильно полноте знания. Так как, чтобы определить элементарным основаним реальности является некое явление или у него есть свои причины, нужно будет учесть все возможные влияния на это явление. И если оно существует абсолютно "само по себе", не имея никаких причин (или - "не имея причин в реальности"), то только в этом случае можно быть уверенным, что это именно элементарное явление, некая фундаментальная "сущность" физического мира. Однако для этого придётся последовательно устанавливать все влияния на влияния и влияния на эти влияния и так далее, пока вся реальность не будет учтена, - то есть точно установить элементарное невозможно.
        Это также означает, что любая элементарная сущность, любой элементарный процесс всегда будет казаться не имеющим физических причин или, другими словами, физически невозможным. В этом смысле, может быть, вероятностные принципы квантового мира отражают именно элементарные свойства реальности (собственно, Копенгагенская интерпретация именно это и подразумевет).

        Продолжение ниже
        Последний раз редактировалось Эр-И; 11.10.2013, 04:23 AM.

        Комментарий


        • #5
          Re: В историческом контексте

          Если познание уже вплотную подошло к первым элементарным основаниям, а также, учитывая, что, по-видимому, уже в ближайшей перспективе фундаментальные исследования станут неосуществимыми из-за невозможности получить необходимые энергии, вероятной становится определённая перспектива.
          Можно предположить, что рано или поздно, постепенно исчерпав исследовательский потенциал в контексте уже известных физических законов, экспериментальная наука попросту исчезнет за ненадобностью. Человек опять придёт к религиозным и философским методам познания, так как, когда знание принципиально нельзя проверить экспериментально, верифицировать его остаётся только по ощущению логичности или просто признав истиной, не нуждающейся в доказательствах.

          Отсутствие новизны в объективном мире переключает внимание на мир субъективный. Точно так же и отсутствие новизны в объективном познании, невозможность получения объективной пользы в виде новых способов удовлетворения потребностей, выводит на первый план познание субъективное. Это может быть познание через философское размышление или познание через толкование "истинных" знаний. Возможно также, в будущем появится и некий "новый уровень" субъективного, связанный с виртуальной реальностью.

          Например, короткий период развития "естественнонаучных" философских учений в Древней Греции, не принеся никакой практической пользы, затем сменился длительным периодом учений, в основном, аксиологического характера, исследующих этические и социальные основания человеческого общества. К началу новой эры в Римской империи стали популярны идеалы стоиков о равенстве людей, сопротивлении страстям, духовной твёрдости, божественной предопределённости судьбы. Что, в частности, предопределило появление и популярность христианской религии, многое взявшей, например, из философии Сократа, Платона. Затем уже сама христианская религия становится объектом внимания философов.

          В дальнейшем, религия, как и любая другая изначально разумная идея, не получая корректировок из-за отсутствия новых знаний, начинает всё более доминировать. Постепенно расширяя область своего применения и, в конечном итоге, уже догматизируя все стороны жизни, во многом сводя их к "автоматизмам" обрядов. Что отражается и на познании - происходит выделение некоторого набора "истинного" знания и, как следствие, априорно отрицаются любые другие идеи. В итоге, происходит и заметный упадок самой философии - в "тёмные века" средневековья.
          Затем, инициируя крестовые походы и поощряя миссионерскую деятельность, уже сама христианская идея невольно способствует столкновению культур и развитию исследовательских стремлений. В конечном итоге, предопределяя эпоху Возрождения и появление экспериментальных методов.

          На основании этого исторического экскурса, можно предположить, что и описанные выше проблемы познания будут также преодолены, и появятся новые его методы. Возможно, будущие поколения станут воспринимать нынешний энергозатратный метод определения объективного знания путём натурного моделирования изучаемых явлений, в той же мере неразумным, в какой сейчас неразумными кажутся спекулятивные методы античных философов, определявших верность знания по ощущению его логичности. Если новые методы возможны, то, может быть, это дело не ближайшего будущего - например, после "изобретения" человеком философии и до понимания значения эксперимента прошло более 2000 лет (VI в. до н. э. - XVII в.).

          Предположение о возможности новых методов верификации можно отчасти пояснить словами А. Д. Линде - советско-американского физика, автора хаотической теории инфляционного расширения Вселенной, профессора Стэнфордского университета: "Возможно ли, что сознание, подобно пространству-времени, имеет свои внутренние степени свободы, пренебрежение которыми ведет к фундаментально неполному описанию вселенной? Что, если наши ощущения так же реальны (или, быть может, даже более реальны), чем материальные объекты?"

          Дополнить предположение Линде можно цитатой из учебника по психофизиологии: "Есть еще один неразрешимый в настоящий момент вопрос. Благодаря какому гипотетическому механизму мозг, воспринимая информацию, передавая ее по проводящим путям, анализируя эту информацию, представляет в сознание не свою деятельность (передачу возбуждения из одних отделов в другие), а лишь ее результативную сторону в виде картины объективной действительности и субъективных переживаний человека?"

          В этом же ряду цитат можно привести слова известного физика В. Гайтлера, который, как и многие современные физики, приходит к заключению, что в связи с возникновением квантовой механики "нельзя более поддерживать разделение мира на "объективную реальность вне нас" и "нас", сознающих себя сторонних наблюдателей. Субъект и объект становятся неотделимы друг от друга."

          Чтобы абсолютно точно понять мир, чтобы обладать абсолютно объективным знанием, нужно в этом мире полностью раствориться, однако исчезнув при этом как "я", утеряв свою позицию стороннего наблюдателя. Поэтому, по мере приближения к "элементарному", граница между субъективным и объективным должна не всё более уточняться, согласно всей предыдущей парадигме познания, а наоборот, на каком-то новом его витке, эта граница должна всё более стираться. И, вероятно, чтобы познание не остановилось, оно должно "сделать круг" - на пути к объективному снова обратиться к субъективному.
          Как это может отразиться на методах познания? Можно ли сохранить "я", в то же время перестав быть "сторонним наблюдателем"?

          Эксперимент напрямую соотносится с практикой. Воссоздание явление в эксперименте открывает возможность его воссоздания и для прикладного применения. Если знание не будет связано с экспериментом, то, может быть, оно также не будет связано и с его практическим применением - как в далёком прошлом. Например, Аристотель разделял науки на теоретические - физика, математика, цель которых - знание ради знания, практические - этика, политика, дающие человеку руководящие идеи, и поэтические, ставящие задачей познание прекрасного.

          Но можно предположить и другой вариант. Например, что в будущем какие бы то ни было "физические" потребности перестанут иметь значение, не представляя проблемы ни в каком своём виде. На первый план выйдут, максимально абстрагированные от естественных задач, потребности "духовные" - и "познание ради познания" совсем не будет означать бессмысленное занятие, как это воспринимается сейчас. Если жизнь фактически не зависит от физического мира, познание предстаёт совсем в другом смысле - философском. Однако, вероятно, что уровень "философии" на новом витке истории станет совсем иным и "размышление", "субъективность" или "ощущение логичности" смогут дать более точное знание, чем эксперимент ныне.

          Предположение, вероятно, более чем фантастическое. Однако некоторые, хотя и чрезвычайно неявные, основания для него даёт, упомянутый в цитате ранее, "гипотетический механизм" сознания, который пока не только совершенно неизвестен, но и не обнаружен вообще какой-либо его физический аспект. Другими словами, по вопросу "что такое сознание?", каким образом из дискретных взаимодействий нейронов рождается палитра красок и чувств внутреннего мира, на данный момент нет никаких сколько-нибудь разумных предположений. Между тем, наличие сознания (субъективных феноменов, квалиа) "ощущает" каждый. В то же время, если сознание не является известной формой материи, то такое непонимание вполне понятно - изучать такие "сущности" современная наука не умеет.

          Поэтому, следуя предположению Линде, может быть, что именно изучение мозга и "нефизичного" субъективного мира человека (возможно, в тех аспектах, которые сейчас пока ещё невозможно представить или, возможно, аспектах, не считающихся сейчас научными) позволит обобщить "нефизичные" квантовые парадоксы, для которых нет расстояний и энергий, и "нефизичное" сознание. Найти, возможно, общее основание этих сущностей и научиться его применять, "расшияя" сознание в новых "мистических практиках", повторяя на новом уровне методы древних шаманов - теперь уже на уровне сугубо осмысленном, объективном. И затем, может быть уже не дедуктивно - уточняя от общего к частному, следуя нынешней парадигме познания, а "индуктивно" - развернув частный мир своего сознания на всю Вселенную и любые её детали, получить возможность узнавать миры и "за"-реальности совершенно сейчас непредставимые.

          На данный момент нет оснований подозревать "самостоятельность" сознания - временная корреляция ощущений с нейронными процессами в мозге подтверждена экспериментально. Однако, в контексте предположений выше, может быть, что физическое - ныне кажущееся очевидно первичным в человеке, когда-нибудь получит роль "второго плана", подчиняясь "нефизическому". Может быть, что "внутренние степени свободы" сознания, если, конечно, таковые когда-нибудь найдутся, позволят всё перевернуть "с ног на голову" и весь объективный физический мир сделать субъективным - внутренним миром будущего человека, в полном смысле слова объединив фантазию и реальность.

          Продолжение ниже
          Последний раз редактировалось Эр-И; 11.10.2013, 04:27 AM.

          Комментарий


          • #6
            Re: В историческом контексте

            Некоторые другие выводы

            Если в любом знании принципиально неустранима субъективная составляющая и любые методы и любые точки зрения могут быть ошибочны, то у человечества нет никаких других эталонов разумного и не разумного, кроме мнения большинства. Таким образом, как уже было показано ранее, в основании представления о разумности знания, его точности соответствия реальности или значении тех или иных методов познания, всегда лежит соглашение субъектов. Однако, во-первых, человек не может всё знать, и по множеству вопросов выносить суждения просто не способен. Во-вторых, каким образом реализуется механизм этого соглашение, ведь референдум по поводу, например, разумности квантовой механики довольно сложно представить?

            Занятия, профессии, области деятельности человека, которые способствуют повышению качества жизни, становятся в обществе популярными, а наибольший авторитет имеют люди, достигшие в этих областях значительных успехов - этих людей можно назвать "специалистами". На мнение специалистов человек ориентируется, когда дело касается соответствующих вопросов. Например, в феодальном прошлом качество жизни наиболее зависело от количества собственности, выраженной, к примеру, в величине принадлежащей территории. То есть наиболее популярным выражением лидерских задатков, стремления быть лучше остальных, было накопление собственности. Поэтому авторитет человека, а значит, и последнее слово в принятии решений максимально совпадали с количеством собственности.
            В ходе прогресса появляется всё больше занятий, позволяющих иметь высокое качество жизни, реализовать свои амбиции и без обладания частной собственностью. В итоге, количество разнообразных специалистов растёт, относительный авторитет частного собственника всё более снижается, классовая иерархия всё более нивелируется. Равенство обуславливает и появление специалистов-руководителей, специализирующихся именно на руководстве, без связи с военным делом, собственностью и т. д., а также развите выборных принципов руководства, когда разные группы людей выдвигают лучших, по их мнению, руководителей, уже из которых выбирается наиболее приемлемый для всех.

            В то же время, основанием человеческого общества является мораль, поэтому, чем более значим для человека некий род деятельности, тем более значима для него моральная сторона специалиста.
            Необходимость совместного проживания потенциальных конкурентов, которыми в целом являются люди друг другу, приводит к появлению морали – норм определённого самоограничения в удовлетворении личных потребностей ради собственного выживания. В результате, по итогам естественного отбора, останутся только группы людей, в которых моральное поведение активно поддерживается большинством. Из этого следует, что люди, ведущие себя в соответствии с моральными нормами, будут иметь в таком обществе более высокий авторитет, а их потребности - больший "вес", по сравнению с потребностями человека аморального.
            Таким образом, человек, пренебрегающий моралью, в каком-то смысле просто не умён, не понимая естественной выгоды морального поведения. И, в то же время, чужд стремлениям "нормального" человека, не разделяя наиболее базовых принципов существования, - а значит аморальный человек не может заслуживать доверия, по крайней мере, в важных делах. Например, когда мораль, ценности и задачи социума транслировалась через институт религии, священнослужители, как "специалисты", наиболее близкие к "источнику" морали - богу, имели не меньший авторитет в обществе, чем собственники, а церковь была фактически надгосударственной властной структурой. В нынешнем обществе просоциальные нормы проводятся, в основном, через, со временем выделившиеся в самостоятельные области деятельности, светские институты, естественным образом снижая социальную значимость религии.

            В итоге, представление о разумности того или иного знания, зависит, на самом деле, не от мнения большинства, а от мнения специалистов в этом знании. Которое изначально формирует мнение о его разумности, через собственный пример реализуя механизм означенного выше соглашения. То есть фактически в обществе через конкурентные принципы взаимоотношений имплицитно осуществляется наиболее разумная форма принятия решений. Когда в основании решений лежит мнение наиболее успешных в своих областях, важных для социума и моральных личностей.
            В то же время чужое мнение всегда более или менее преломляется в соответствии с опытом человека, тем самым обеспечивая исследование поля возможного, а не слепое следование авторитетам. Обеспечивая тем самым не только согласие, но и создавая основание для появления конкурентных мнений.
            Из выводов выше также следует, что если некие знания, методы, профессии не будут в должной мере рекламироваться (через наглядное повышение качества жизни или популяризацию, рекламные технологии), или они будут противоречить каким-то нравственным нормам, это приведёт к снижению популярности всего связанного с ними. Что обозначит уже некий другой балланс представлений о разумном и, в итоге, развитие общества пойдёт по какому-то другому пути.

            Другими словами, разумное - это "средняя линия" представлений о разумном, существующая в данной эпохе, культуре, социальной группе. А значит, определяемая крайними точками зрения, в том числе и теми, которые не считаются разумными. Например, один из признаков неразумного управления может заключаться в фильтрации информации: ограничении свободы слова, свободной конкуренции идей (продуктов, личностей). Но не на основе законов и правил, которые можно оспорить или проверить исполнение, а по чьему-либо частному надзаконному мнению: советов мудрецов, лучших людей, партийных комиссий, диктаторов и т. п.. То есть людей, решения которых подменяют официально установленные порядки, делая их фактически ничтожными и бессмысленными. Объективность любой доступной информации в таких условиях всегда под вопросом, ей можно только верить или не верить, так как что и где вырезано узнать невозможно.
            В итоге, цензура приводит не к выделению разумного, что обычно является её причиной, а к снижению уровня обоснованности разумных представлений, и потому, возможно, искажению разумного, так как из рассмотрения фактически априорно исключаются многие корректирующие точки зрения.
            Таким способом можно влиять на мнение людей, что само по себе не хорошо и не плохо, если не приведёт к расхождению с реальностью. Однако в условиях отсутствия честной информации общество всё равно не сможет нормально развиваться, так как подлинная динамика происходящего не соответствует ожидаемой, из-за наличия скрытых механизмов принятия решений.

            В заключение стоит сказать о проблеме противопоставления философов и учёных, физиков и лириков, ортов и альтов - важной для некоторых субъектов. Как уже было показано выше, разумность знания определяет не мнение только тех или других или какие-либо методы верификации, а, на самом деле, восприятие знания большинством субъектов вообще. Поэтому стремление людей к рекламе своей идеи, в том числе и её продвижения среди противоположных групп, вполне оправдано.
            ***
            Последний раз редактировалось Эр-И; 11.10.2013, 12:23 AM.

            Комментарий


            • #7
              Re: В историческом контексте

              Интересная тема. Правда, Вы так много написали... глаза разбегаются :) Если говорить сразу обо всем, что Вы здесь затронули, то к третьей странице образуется полный хаос. А последовательно, по пунктам побеседовать в этом особо посещаемом разделе вряд ли получится :) Единственный выход - каждому пункту свою тему.

              Комментарий


              • #8
                Re: В историческом контексте

                В общем, задача такого большого текста - полнота аргументации двух идей. Что считать нечто - методы, науку, собственное мнение - вершиной эволюции опрометчиво. Ну, и сама заявленная тема. Поэтому разделить текст можно только если разделить и смысл.

                Собственно, выделить отдельные темы можно - например, тему будущего. Но, по-моему, размножать уже напечатанное в разных местах форума - это чересчур. Это не морально. )
                Последний раз редактировалось Эр-И; 11.10.2013, 05:27 AM.

                Комментарий


                • #9
                  Re: В историческом контексте

                  Написано много и в историческом аспекте хорошо.
                  С историей нужно соглашаться, это то, что реально было. Хотя интерпретация
                  истории может быть разной.

                  Конечно, познание беспредельно и бесконечно. И никакой точной истины никогда не
                  будет. Будет приближение к какой-то истине. С этим тоже можно согласиться.

                  Но можно ли соглашаться с современными теориями? В этом уже сомневаюсь.
                  Во-первых, сомнение возникает уже из выше написанного.

                  Во-вторых есть так называемые эмерджентные (системные) свойства. Об этом в
                  истории ни слова. А без этого любую современную теорию можно поставить под
                  вопрос.

                  Да, ядерный мир нам сейчас представляется вероятностным. Но нельзя квантовую
                  теорию распространять на всю вселенную. Это в ядерном мире элементарная частица
                  ведёт себя вероятностно. Но как только частица становится связанной в атоме, в
                  молекуле, у неё появляются новые эмерджентные свойства, и законы описывающие
                  частицу, меняются. А если частицы связаны в электромагнитном теле, в небесном
                  теле, то всё многократно меняется. И нельзя законы квантовой физики
                  распространять на весь мир.
                  Самый простой убийственный пример, который любят приводить. Существует
                  вероятность пробить лбом бетонную стену. На уровне ядерного мира такое описание
                  может и вероятно. Но на уровне электромагнитного мира это уже бессмыслица. И не
                  нужно мне рассказывать математические сказки по этому поводу. Сказка всегда
                  сказка, хоть обреки её в математическую обёртку.
                  Поведение элементарной частицы вероятностно. То, что это происходит в некой
                  окрестности, могу с этим согласиться. Но когда мне заявляют, что эта частица
                  может мгновенно локализоваться в любой другой части вселенной, то извините меня,
                  это уже математическая сказка. А в сказки я не верю.

                  Окружающий мир является реально системным, а не функционально системным. И без
                  понимания этого, наука неизбежно перейдёт в фазу религиозного развития. Что,
                  собственно, и происходит.

                  Комментарий


                  • #10
                    Re: В историческом контексте

                    Сообщение от Мурашкин В. В. Посмотреть сообщение
                    Конечно, познание беспредельно и бесконечно. И никакой точной истины никогда не
                    будет. Будет приближение к какой-то истине. С этим тоже можно согласиться.
                    Этого как раз в статье и не утверждалось. Полагаю, на бесконечность познания можно только надеяться.

                    Но можно ли соглашаться с современными теориями? В этом уже сомневаюсь.
                    Во-первых, сомнение возникает уже из выше написанного.
                    Согласие, как известно, есть продукт при полном непротивлении сторон. Если у вас непротивления не возникло, то соглашаться, конечно, не стоит.

                    Во-вторых есть так называемые эмерджентные (системные) свойства. Об этом в
                    истории ни слова. А без этого любую современную теорию можно поставить под
                    вопрос.
                    Под вопрос не только можно, но и нужно ставить любую теорию. Это, собственно, и следует из статьи - прямо из первого абзаца. И в современной науке ни одна теория не утверждается как безусловная истина. Однако некоторые попытки опровержения современных теорий или попытки их пополнить часто выходят за границы научного знания, подразумевающего определённые методы его получения. Соответственно утверждать их "научными", по меньшей мере, неверно.

                    Да, ядерный мир нам сейчас представляется вероятностным.
                    "Ядерный мир" - это тот, который в основании макромира. Поэтому все вероятностные законы "ядерного мира" сохраняют свою истинность и в макромире. Однако, в общем смысле, малость постоянной Планка, приводит к тому, что вероятностные свойства микромира в макромире незаметны.

                    Но нельзя квантовую теорию распространять на всю вселенную.
                    Нет оснований предполагать, что элементы мироздания в наблюдаемой области Вселенной отличаются от непосредственно нас окружающих. В то же время, есть вполне научные теории, в которых предсказывается, что свойства реальности в удалённых областях Вселенной могут отличаться от известных. То есть никто в науке и не пытается априори утвердить вневременную и внепространственную истинность чего-либо.

                    Это в ядерном мире элементарная частица ведёт себя вероятностно.
                    Но как только частица становится связанной в атоме, в
                    молекуле, у неё появляются новые эмерджентные свойства, и законы описывающие
                    частицу, меняются.
                    Законы, описывающие частицу, нигде не меняются. Но возникают новые законы, описывающие систему частиц как целое. Например, у системы частиц - макрообъекта - есть форма, которая сама по себе может обладать некими свойствами. Также, например, частицы могут превращаться друг в друга, но этот процесс тоже описывается законами квантовой механики (естественно, в определённых границах полноты и точности).

                    А если частицы связаны в электромагнитном теле, в небесном
                    теле, то всё многократно меняется.
                    Электромагнитное тело? Если речь идёт всё-таки о "телах", то все тела "электромагнитные". Электрически нейтральны - не обладают электрическим зарядом только нейтрино и почти все переносчики взаимодействий - калибровочный Z-бозон, фотон, глюоны.

                    Поведение элементарной частицы вероятностно. То, что это происходит в некой
                    окрестности, могу с этим согласиться. Но когда мне заявляют, что эта частица
                    может мгновенно локализоваться в любой другой части вселенной, то извините меня,
                    это уже математическая сказка. А в сказки я не верю.
                    В современном обществе наука имеет авторитет, потому что позволяет человеку иметь всё более высокое качество жизни. Поэтому, если вы хотите опровергнуть "математические сказки", то вам нужно сделать это на научном поле. То есть не просто "не поверить" в них и сообщить об этом людям, а обосновать их ошибочность научными методами - иначе с вами просто мало кто согласится.
                    Или необходимо выработать новые методы повышения качества жизни - более действенные, чем научные. И обосновать свою точку зрения уже в их парадигме - тогда ваша точка зрения также станет общеразделяемой.

                    Окружающий мир является реально системным, а не функционально системным.
                    Вероятно, под "реально системным, а не функционально системным" вы имели в виду вопрос о том, может ли Вселенная быть разложена на отдельно существующие "элементы реальности" так, что каждый из этих элементов имел бы своё математическое описание.
                    Этот вопрос уже давно обсуждается, и именно в современной науке, развитие которой его и предопределило. Однако пока (насколько я знаю) он исследуется только на философском уровне, так как на данное время нет представления о том как можно что-то в этом плане сфальсифицировать. Собственно, об этом у меня тоже написано - обобщённо в конце главы "Настоящее".

                    И без понимания этого, наука неизбежно перейдёт в фазу религиозного развития. Что,
                    собственно, и происходит.
                    Наука в фазу религиозного развития не перейдёт - в крайнем случае, наука просто исчезнет и её место заполнит религия. Подробнее об этом написано в статье.
                    Последний раз редактировалось Эр-И; 12.10.2013, 04:16 AM.

                    Комментарий


                    • #11
                      Re: В историческом контексте

                      Электромагнитными телами я назвал тела, структура которых определяется
                      электромагнитным взаимодействием. То есть это примерно макротела. Но термин
                      электромагнитные тела более точен. Все тела не являются электромагнитными.
                      Просто мы наблюдаем окружающий мир с помощью электромагнитных волн, и нам
                      кажется, что весь мир является электромагнитным.

                      Небесные тела лучше называть гравитационными телами. Конечно, гравитационные
                      тела мы тоже имеем возможность наблюдать только через призму
                      электромагнитного излучения, и в каком-то смысле эти тела являются
                      электромагнитными. На самом деле они гравитационные, но у нас нет возможности
                      наблюдать их с помощью гравитационных волн.

                      Структура ядерных тел определяется ядерными силами, ядерным взаимодействием.

                      В вашем историческом обзоре практически ничего нет о пространстве и времени.
                      А это центральный вопрос современной физической картины мира. Собственно,
                      современная картина мира и возникла на основе материализации пространства и
                      времени. Но можно ли материализовать то, чего нету в реальном мире, а есть
                      только в нашем воображении?

                      Комментарий


                      • #12
                        Re: В историческом контексте

                        Для Эр-И.
                        Скажите уважаемый Эр-И, а Вы реально имеете отношение к науке. Хотя бы годик в каком ни будь НИИ. Мне просто интересно, какой опыт порождает подобный поток сознания.

                        Комментарий


                        • #13
                          Re: В историческом контексте

                          Сообщение от Мурашкин В. В. Посмотреть сообщение
                          Электромагнитными телами я назвал тела, структура которых определяется
                          электромагнитным взаимодействием. То есть это примерно макротела. Но термин
                          электромагнитные тела более точен.
                          А сильное взаимодействие не определяет структуру "примерно макротел"? Чего бы делали одинокие электроны без ядер? )

                          Все тела не являются электромагнитными.
                          Это надо сначала доказать.

                          Просто мы наблюдаем окружающий мир с помощью электромагнитных волн, и нам
                          кажется, что весь мир является электромагнитным.
                          Это, извините, не "нам" кажется, а вам. )

                          Небесные тела лучше называть гравитационными телами. Конечно, гравитационные
                          тела мы тоже имеем возможность наблюдать только через призму
                          электромагнитного излучения, и в каком-то смысле эти тела являются
                          электромагнитными.
                          Ага, "гравитационные" тела всё-таки где-то "электромагнитные"? Ещё немного физики и станет понятно, что все тела немного электромагнитные, немного гравитационные, а также несколько даже сильные и слабые. )

                          Кстати, "тела", состоящие из частиц, не имеющих электрического заряда (представим такие), можно наблюдать через гравитационные эффекты - в общем смысле, через изменения в траекториях соседних "электромагнитно-гравитационных" тел.

                          В вашем историческом обзоре практически ничего нет о пространстве и времени.
                          А это центральный вопрос современной физической картины мира. Собственно,
                          современная картина мира и возникла на основе материализации пространства и
                          времени. Но можно ли материализовать то, чего нету в реальном мире, а есть
                          только в нашем воображении?
                          Это уже ближе к теме статьи. Я не ставил целью показать современную, прошлую или будущую научную или иную картину мира.
                          Во Вступлении я подвожу к такому утверждению: "Таким образом, научиться различать субъективное и объективное совсем не такая простая задача, как это может показаться с нынешних позиций. А также, возможно, "нынешние позиции" не есть вершина познания в этом вопросе."
                          Далее, через исторический экскурс, показываю, что развитие методов познания напрямую зависит именно от этого фактора. То есть, что познание - это не только "простое" накопление знаний, а именно умение всё точнее отделять интерпретацию реальности от собственно самой реальности - и, по-моему, в этом есть много интересного. И затем, на основании показанных взаимосвязей, делаю предположения о будущем. В этом контексте отдельный обзор представлений о пространстве и времени не имеет важности для статьи, в отличии от квантовых законов.

                          По поводу "материализации пространства и времени" можно сказать только, что материальность или воображаемость неких свойств реальности изначально определяется через степень удовлетворения этими свойствами потребностей. Так как никаких других методов отделения реального от кажущегося человек не имеет.
                          Поэтому для того, чтобы выносить уверенные суждения, нужно для начала понять как "работает" СТО и ОТО, что за "материальность пространства" там имеется в виду и т. п.. Для чего необходимо проследить цепочку знаний от простых непосредственно наблюдаемых свойств окружающего (тех, которые для вас имеют высокую степень очевидности, то есть - непосредственно влияют на удовлетворение потребностей) к тем выводам, которые сделаны в этих теориях. Без этого ваше мнение не более чем "не читал, но осуждаю" - вы уверенно критикуете и переиначиваете физику, даже не ознакомившись с её аргументами.
                          Пишите хотя бы "по-моему" почаще. )

                          Комментарий


                          • #14
                            Re: В историческом контексте

                            Сообщение от LeMor Посмотреть сообщение
                            Скажите уважаемый Эр-И, а Вы реально имеете отношение к науке. Хотя бы годик в каком ни будь НИИ. Мне просто интересно, какой опыт порождает подобный поток сознания.
                            Здесь не сайт знакомств, LeMor, переходите сразу к аргументам. Есть что-то подобное?

                            Комментарий


                            • #15
                              Re: В историческом контексте

                              Ну вот, теперь проще дело пойдет
                              Сообщение от Эр-И Посмотреть сообщение
                              Во Вступлении я подвожу к такому утверждению: "Таким образом, научиться различать субъективное и объективное совсем не такая простая задача, как это может показаться с нынешних позиций. А также, возможно, "нынешние позиции" не есть вершина познания в этом вопросе."
                              Далее, через исторический экскурс, показываю, что развитие методов познания напрямую зависит именно от этого фактора. То есть, что познание - это не только "простое" накопление знаний, а именно умение всё точнее отделять интерпретацию реальности от собственно самой реальности - и, по-моему, в этом есть много интересного.
                              Различить субъективное и объективное - принципиально неразрешимая задача, потому что мы располагаем только субъективным представлением о реальности. И сравнивать это субъективное представление нам не с чем. Единственный критерий истинности, а точнее полезности знания - его предсказательная сила.
                              Прогресс же познания определяется исключительно нашей способностью расширять аксиоматику. Вот заметили, что Вселенная, вроде бы, расширяется ускорено - придумали темную материю, мало показалось - придумали темную энергию (спасибо Эйнштейну - можно).

                              Комментарий

                              Обработка...
                              X
                              yobit.net вход wp super cache