Мне приходится регулярно рассказывать коллегам о том, что такое Нейронет и стоит ли тратить время на подготовку аннотаций для Кобрейна («CoBrain»). Я изложил здесь основное из того, что в таких случаях говорю. (Напомню, аннотации принимаются до 15 января – см. официальное письмо здесь.)

(1) Нейронет (в официальных бумагах почему-то пишется «НейроНэт»; он же Neuronet) на сегодня – официальное «направление» Национальной технологической инициативы (НТИ). НТИ одобрена на самом высоком уровне (подробнее см. статью в Википедии "Национальная технологическая инициатива" и приведенные там ссылки). Нейронет стал одним из четырех направлений НТИ, поддержанных первыми (см. решения по итогам заседания президиума Совета при Президенте России по модернизации и инновационному развитию 16 октября 2015 года и стенограмму заседания). Сообщалось о выделении на эти направления НТИ 10 миллиардов рублей в бюджете 2016 года (по другим источникам, эти деньги в основном пойдут на три направления, связанные с созданием беспилотников, но кое-что достанется и Нейронету). Одним из соруководителей рабочей группы Нейронета является зам. министра образования и науки Л.М. Огородова. Так что все это достаточно серьезно.

(2) С другой стороны, если пытаться понять, что такое Нейронет, из разнообразных материалов в интернете (например, на странице НТИ или по соответствующей статье в Википедии – по крайней мере, в версиях, которые я вижу по этим адресам сегодня, 19.12.2015, и которые видел там раньше), то волосы могут встать дыбом. Многие мои коллеги, которых я начинал что-либо говорить про Нейронет, немедленно совали мне под нос эти ссылки или вспоминали что-то еще похлеще, уже встреченное ими раньше на просторах интернета. Можно долго говорить о том, как это все так сложилось, но сейчас будет достаточно сказать, что Нейронет представляет собой результат многих процессов и течений. К счастью, до полного отрицания необходимости профессиональных знаний для развития технологий дело не дошло, и к представителям научного сообщества в последнее время прислушиваются – по крайней мере, когда сами эти представители принимают усилия по приданию процессам более конструктивного характера. Среди прочего, кстати, недавно было поддержано предложенное ими определение конечного результата деятельности Нейронета («образа будущего»), позволяющее примирить мечты (уже заявленный в официальных бумагах «Web 4.0») и реальность: «Основанная на знаниях о мозге технологическая среда, расширяющая возможности человека».

(3) В основе идеологии НТИ лежит представление о том, что можно предсказать, какие технологические направления будут наиболее активно развиваться в ближайшие 10-20 лет (вероятно, примерно так, как IT компании в конце ХХ – начале XXI вв.), и что за счет их идентификации и целенаправленной поддержки можно вырастить отечественные компании, которые войдут в число мировых лидеров и обеспечат значительный рост российской экономики (см., например, https://ru.wikipedia.org/wiki/Национ...циатива ). Роль науки в НТИ изначально, по-видимому, никак не обозначалась – может быть, считалось, что для мирового лидерства технологии можно просто заимствовать, или что они будут появляться ниоткуда. Говорилось только про «базовые компетенции». Поэтому в НТИ в основном идет речь о «рынках», и в нее пытаются вовлекать, главным образом, предпринимателей. Для Нейронета сделано исключение – возможно, в качестве попытки заодно дать ответ на европейский, американский, китайский и другие проекты по изучению мозга. По этому направлению финансирование в 2016 году получит трехлетний проект «CoBrain», который носит исследовательский характер, хотя и с четкой ориентацией на создание задела, на основе которого будут разрабатываться технологии. Параллельно и в контакте с Кобрейном продолжают работать так называемые «рыночные» рабочие группы по шести «рыночным направлениям» («Нейромедтехника», «Нейрофарма», «Нейроассистенты», «Нейрокоммуникации», «Нейрообразование», «Нейроразвлечения и спорт»), занимающиеся вовлечением в НТИ высокотехнологичного бизнеса.

(4) Действительно ли стоит готовить аннотации проектов для Кобрейна? Да, хотя бы потому, что выделение других денег на нейротехнологии не запланировано. Будут ли у хороших исследовательских проектов шансы получить финансирование в Кобрейне? По-видимому, да, так как, с большой вероятностью, их экспертиза будет проводиться внешними экспертами на основе peer review под контролем довольно серьезного научно-технического совета. В его формировании, как и в формировании «правил игры» в Кобрейне, активно участвуют вполне компетентные и ответственные люди (в частности, К.В. Анохин, П.М. Балабан, А.Я. Каплан, А.П. Кулешов).

(5) Что нужно принимать во внимание при подготовке аннотаций проектов? – По словам А.Я. Каплана, текст объявления о приеме аннотаций является самодостаточным, и при подготовке аннотации главное – внимательно следовать инструкциям, которые в нем даются. В частности, следите за соответствием вашего проекта целям проекта «CoBrain», причем именно тем, которые сформулированы в этом объявлении. (В интернете можно найти немало устаревших формулировок: в частности, Кобрейн не является российской программой по картированию мозга!) При оценке проекта будет приниматься во внимание востребованность его результатов высокотехнологичным бизнесом. Разумеется, научный уровень не менее важен.

Аннотации будут использоваться для того, чтобы сформулировать разделы тематик для проведения конкурса. В отличие от многих других конкурсов, это делается на основе массового, а не избирательного обращения к потенциальным заявителям. Преференции при этом получат проекты, аннотации которых будут представлять наибольший интерес с точки зрения науки и практики. Окончательное решение по финансированию будет приниматься по результатам конкурса на основе экспертизы заявок.

Наконец, надо иметь в виду, что никакого централизованного механизма распространения информации о Кобрейне на сегодня нет, и вы сможете очень серьезно помочь проекту, если сообщите своим коллегам о нем и в особенности о сборе аннотаций ( www.neuroscience.ru/content.php?r=749 ).

Сергей Шишкин