Для третьей системы мозга, функцией которой является создание программ эмоционального реагирования, подобрать нейромодулятор нетрудно. Это серотонин. Тела серотонинергических нейронов формируют обособленные ядра, так называемые ядра шва. Данный нейромедиатор производит преимущественно тормозной эффект, хотя общая картина воздействий на нейроны бесконечно более сложна из-за наличия большого количества видов серотониновых рецепторов.
Как и в других системах, помимо нейронов с основным нейромедиатором, имеется определенный процент нейронов с нейромедиаторами других видов. Это означает, что общий эффект, достигаемый работой системы, предопределяется участием нейронов разной эргичности, и, соответственно, тормозной эффект серотониновых нейронов ядер шва может являться модулирующим, корректирующим, завершающим звеном создания программы, а начальный посыл может создаваться нейронами, оказывающими возбуждающее влияние.

Два рострально расположенных ядра шва: дорсальное и медиальное (верхнее центральное), - дают проекции в передний мозг и обеспечивают 80% серотонина, содержащегося в нем, а остальные ядра обеспечивают преимущественно нисходящие эфферентные пути, то есть посылают свои аксоны в ствол мозга и в спинной мозг. При этом нейроны дорсального и медиального ядер шва дают аксоны, различающиеся морфологически, электрофизиологически, мишенями иннервации и чувствительностью к некоторым нейротоксичным агентам, например, метамфетамину [20].

Серотонинергическая система является более масштабной по сравнению с другими мозговыми системами. Она выполняет много функций, которые объединяет один принцип – создание реакций не столько на внешний стимул, сколько на внутренний побудитель, исходящий от потребностей индивида. Так, например, серотонинергическаяя система контролирует аппетит, циклы сна-бодрствования, уровень сексуальной активности [21].

Для облегчения вектора запуска (больше изнутри, чем снаружи) серотонинергическая система способна притормаживаеть обработку внешней афферентации от рецепторов, так как серотонин активирует бульбарный отдел ретикулярной формации, но тормозит передачу импульсов через зрительный бугор, мозолистое тело и синапсы коры больших полушарий головного мозга.

Интересные когнинивные эффекты возникают при приеме наркотика ЛСД, являющимся частичным агонистом и частичным антогонистом серотонина. Кроме того повышение уровня серотонина способно уменьшить широту захвата обработки сенсорной информации через сужение участков нейронной сети, занятых отражением. Примечательно, что при уменьшении активности отдельных нейронов под воздействием серотонина увеличивается упорядоченная активность нейронных систем, то есть серотонин упорядочивает совместную работу нейронов, не давая им перебивать друг друга в многоголосой беседе. На уровне психологических проявлений это проявляется в том, что люди с повышенным уровнем серотонина отличаются простотой своих представлений, и при этом они ориентированы на наиболее вероятное и типичное. Переводя на язык дифференциально-психологических терминов, по своему складу они являются циклотимиками, а не шизотимиками.

Реализуя принцип реагировать преимущественно на внутренние потребности, а не на внешнюю стимуляцию, серотониновая система соответственно относится и к болевой стимуляции. Если интерорецепция может отвлекать от реализации действия, важного для сильно актуализированной потребности, то ее подавляют точно так же, как отвлекающую экстерорецепцию. Отсюда способность серотонинергической системы ингибировать ноцицептивные (болевые) ощущения. Действительно, когда запускаются аффективные реакции по типу fight — flight индивиду не до изучения деталей внешнего окружения и не до концентрации на своей боли, главное – сделать что-то, что поможет избавиться от источника боли.

Эмоциональные реакции по типу базовых аффектов (страх, радость, гнев и т.п.) контролируются серотониновой системой за счет связи ее нейронов с миндалиной (амигдалой) и другими структурами лимбической системы. Из двух вышеназванных главных ядер серотонинергической системы к регуляции аффектов больше причастно дорсальное ядро, поскольку именно оно имеет более тесные связи с миндалиной. Дорсальное ядро является более крупным среди ядер шва, и в нем содержится наибольший процент серотонинергических нейронов.

Встает вопрос, какие функции выполняет второе из ядер, входящих в пару наиболее ростральных и наиболее связанных с передним мозгом ядер, то есть верхнее центральное (медиальное) ядро. Оно имеет более сложный состав по представленности нейронов разных типов. Например, у кошки число серотонинергических нейронов в дорсальном ядре составляет 70%, а в верхнем центальном ядре – 35%. У этого ядра больше проекций с лимбической корой, медиальным ядром септума, гиппокампом. Можно констатировать сходство этого блока серотонинергическойой системы с септогиппокампальной системой торможения поведения (BIS) Джеффри Грея. Она отвечает за контроль над тревожностью.

Наверное, самым известным фактом о серотонине для широкой публики является факт лечения депрессий по типу тревоги препаратами, повышающими уровень серотонина (примечание: депрессии по типу тоски излечиваются повышением уровня другого медиатора – норадреналина). Правда, правильнее было бы выразиться, что речь шла не о самом известном для широкой публике факте, а о наиболее известном и при этом истинном, поскольку широкой публике наиболее известно журналистское клише «серотонин – это нейромедиатор счастья», которое истинным никак не назовешь. Серотонин является в основном тормозным медиатором. Торможением счастья не добудешь, но зато торможением можно снизить индекс значимости текущей внешней стимуляции, благодаря чему соответственно снизится вероятность появления тревоги и отрицательных эмоциональных аффектов, поскольку негативные эмоции на пустяки не возникают.
Можно констатировать, что система Д. Грея «борись или убегай» (fight — flight), которую он отнес к реакциям на безусловные стимулы, в нашей схеме имеет другой вид, и является контролируемой серотонином системой регуляции эмоциональных аффектов. В психологии аффектами называют вовсе не чрезмерные по силе эмоциональные реакции, как это принято считать на бытовом уровне («убийство было совершено в состоянии аффекта»), а базовые эмоции (радость, гнев, страх, удивление, презрение). В экспериментах Грея крысы в клетке убегали или кусались в ответ на болевые воздействия, поэтому Грей эти формы поведения соотнес с безусловно-рефлекторными актами (поскольку боль можно назвать безусловнорефлекторым раздражителем), проигнорировав тот факт, что у достаточно высоко эволюционно развитых животных реакции борьбы и бегства реализуются через эмоциональную систему мозга.

Получается, что две системы Грея: BIS и fight — flight, - в предлагаемой схеме оказались объединенными в одну – серотонинергическую - систему контроля эмоциональных реакций, причем одним видом эмоциональной реакции оказалась тревога (медиальное ядро), а вторым видом эмоциональной реакции оказались эмоции-аффекты (дорсальное ядро).

К эмоциональной сфере имеет отношение не только серотонинергическая система. Все остальные моноаминергические нейромедиаторные системы мозга тоже имеют выход на лимбическую систему, и, соответственно, связаны с определенными эмоциональными состояниями, но это, во-первых, другие виды эмоциональных состояний, что будет обсуждаться позднее, а, во-вторых, эти другие виды эмоциональных состояний в других нейромедиаторных системах мозга являются сопутствующее-содействующим фактором создания адекватного для этих систем вида регуляции поведения, тогда как тревога и аффекты в серотонинергической системе являются итоговым продуктом, то есть самостоятельной формой обеспечения регуляции поведения. Напомню, что в любой аффект заложена программа (гнев - «разрушить объект»; удовольствие -«продлить взаимодействие с объектом», презрение - «отринуть объект» и т.п.).

Состояние тревоги, будь ли это тревога по типу страха перед будущим или тревога-переживание неопределенности исхода будущих событий, так же как и эмоция-аффект содержит в себе обобщенную программу действий. Например, возьмем тревогу, сводящуюся к неопределенности прогноза развития ситуации. В ней заложена программа, которая, с одной стороны, физиологически мобилизует организм, а, с другой стороны, подталкивает к выбору реакций, которые, воздействуя на ситуацию, делают ее более прогнозируемой. Это приводит к выбору более узкой, закрытой среды обитания, в которой действуют четкие правила.