Сведение психики к рефлексам, конечно, это больший редукционизм, чем сведение мозговых механизмов, регулирующих поведение к тем же самым рефлексам. Поэтому позицию Грея никто бы не назвал «бесчинством». Однако, тот факт, что Грей построил свое здание нейрофизиологических основ темперамента, опираясь на понятие «конкуренция основных видов поведения», а основные виды поведения свел к рефлексам (автоматизмам) вызывает недоумение.
Теперь, переходя от критики концепции Грея к созданию альтернативной версии, займемся составлением альтернативного списка основных видов регуляторных систем, формирующих поведение. Поскольку данный список нужен для объяснения индивидуальных различий, в него нет смысла включать мозговую систему номер один, обеспечивающую безусловно-рефлекторные реакции. Причина проста – в осуществлении безусловных рефлексах нет существенных индивидуальных вариаций. Не случайно свою систему «борись или убегай» (fight — flight) Грей описывал скупо и противоречиво. С одной стороны, он относил туда реакцию на боль, а с другой – эмоции типа страха и ярости.

Является ли поведение существа, движимого какой-либо эмоцией безусловным рефлексом? Нет. Хотя в любое эмоциональное реагирование вкраплены врожденные моторные и вегетативные компоненты (мимические движения, например), но характер действий к врожденным автоматизмам не сводится. К примеру, люди в ярости действуют по-разному. Человек в ярости может ударить обидчика, может разрушить вещь, которую тот ценит, может найти оскорбительное слово, может из мести позволить себе эгоистическое поведение в ущерб обидчику и т.п.

Тогда, может быть, поведение существа, движимого какой-либо эмоцией, является условным рефлексом? Тоже нет. Условный рефлекс определяется опытом контакта с объектом и обеспечивает автоматизированный запуск реакции на объект, которая в прошлом подкреплялась положительным или отрицательным способом.

В схему запуска условного рефлекса входят следующие компоненты: отражение объекта – извлечение из памяти схемы действия, получившей связь со стимулом благодаря подкреплению.

В схему запуска эмоционального реагирования входят иные компоненты: не отражение объекта как таковое, а отражение отношения объекта к потребностям субъекта и, если это отношение окажется отношением определенного вида, то оно обеспечивает запуск программы, специфичной для этого вида отношения. У эмоции ярости, отражающей тот факт, что объект отрицательно затрагивает потребности субъекта, имеется обобщенная программа «разрушить объект», у эмоции страха, отражающей, что объект опасен субъекту, программой является «удалиться от объекта», в эмоцию удовольствия встроена обобщенная программа «продолжить контакт с объектом», в эмоцию удивления - «исследовать объект» и т.д.

Очевидно, что вследствие обобщенного характера эмоциональных программ поведения, реализовать эмоциональную реакцию могут лишь живые существа, у которых имеется хотя бы зачаточная система формирования целенаправленного поведения. Для примера, при испуге животному необходимо принятие решения, в какое место шарахнуться, чтобы спрятаться, а при ярости животному нужно разработать целенаправленную программу действий, чтобы извлечь обидчика из безопасного места и напасть на него.

Очевидно также, что две системы: условно-рефлекторная и эмоциональная, - являются самостоятельными, а значит, имеющими каждая свой собственный мозговой носитель. Занесем их в создаваемый список мозговых систем, формирующих поведение, в качестве системы номер два и системы номер три. Эти две системы, в отличие от первой, реализующей врожденные рефлексы, при решении задачи приноравливания к внешним условиям действуют по совершенно разным схемам и поэтому периодически порождают конкурирующие программы действий. В результате борьбы одна из систем побеждает. Например, у вышколенной прислуги или у стюардесс в самолете профессиональные рефлексы на поведение людей обычно одерживают победу над эмоциональными реакциями на это поведение. В комедиях иногда обыгрывается ситуация, когда у какого-то персонажа запоздало срабатывает эмоциональная реакция и он поначалу ведет себя с человеком, поставившем его в щекотливую ситуацию, по поведенческим шаблонам, закрепившимся рефлекторно, но победа эмоции в конце концов наступает, и поведение человека кардинально преображается.

В качестве четвертой внесем в список уже упомянутую выше систему, обеспечивающую целенаправленное поведение. Про нее было упомянуто, что она, в частности, обслуживает разработку и реализацию поведенческой схемы эмоциональной программы, обеспечивая конкретику осуществления обобщенной эмоциональной программы типа «борись или убегай», приноровленной к определенным условиям ситуации. Подчиненность этой системы, тем не менее, является относительной. Очевидно, что у представителей биологического вида Homo sapiens, когда они достигают определенного возраста, система реализации целенаправленного поведения приобретает некоторую самостоятельность. Это называется конфликтом разума и чувств, поскольку разум, способный отражать скрытые от непосредственного восприятия существенные связи и отношения, отражает связь объекта с потребностями субъекта иначе, чем эмоция.

Однако, и у биологических видов, стоящих в эволюционной иерархии ниже Homo sapiens, можно отследить конкуренцию эмоциональной и целеполагающей систем. Например, одна обезьянка, прыгнувшая с дерева к человеку в попытке залезть в его карман за какой-то вещью, будет делать это последовательно, настойчиво и разнообразно, не отвлекаясь на попытки человека ее обидеть, а другая обезьянка отвлечется на оскорблящие действия «жертвы» и переключится на реализацию эмоциональной реакции ярости, похоронив свой шанс вытащить из кармана желанную вещь.

Последняя, пятая мозговая система, имеющая свой специфический механизм формирования поведенческих реакций, нужна для случаев, когда окружающая ситуация не имеет готовых триггеров для срабатывания поведенческих шаблонов (условных рефлексов), не демонстрирует отчетливых связей с потребностями субъекта, то есть не провоцирует появление эмоционального аффекта, не подводит к рождению проекта целенаправленного поведения, но при этом вызывает у живого существа стресс своей новизной.

Очевидно, что теоретически возможны два варианта реагирования на такую ситуацию. Первый вариант – это затаивание с одновременной активацией исследовательской реакции, а второй вариант – это активная исследовательская позиция, реализующаяся через взаимодействие с окружающими объектами и тем самым нарабатывающая широкий веер вариантов поведения, из которого отбираются реакции, приспособленные к ситуации.
Подводя итог, можно отметить, что благодаря общим рассуждениям о теоретически возможных мозговых системах создания поведенческих реакций появился список, содержащий пять пунктов, четыре из которых интересны для психофизиологии индивидуальных различий, поскольку предусматривают индивидуальные вариации.